Главная » Блог » Иультин » Прощаемся с Иультином, дорога в Эгвекинот

Прощаемся с Иультином, дорога в Эгвекинот

Реальные и мнимые опасности Чукотки
Ножи в тундре

Пришло время, прощаемся с мертвым, но таким уютным и гостеприимным Иультином. Нас ждет дорога в Эгвекинот и переправа через реку Амгуэма.

Спасибо тебе, Иультин, ты – прекрасен! Как же больно за людей, которые здесь жили, работали, любили, создавали. Ну нельзя так, не по-людски это, взяли и растоптали труды, надежды, жизни нескольких поколений. Я не забуду твои бархатные сопки, крышесносящее небо на расстоянии вытянутой руки и мистические туманы.

Любопытный факт, на третий день в Иультине жене начали мерещиться то там, то тут живые люди. Хотя, конечно, никаких живых людей здесь больше нет, город мертв уже 25 лет и его сохранность в таких условиях просто потрясающая. Покажите мне другой мертвый город, в котором целы стекла в домах, в квартирах стоит мебель, а на столах посуда, словно люди только что выскочили за хлебом к обеду и сейчас вернутся.

Пока, милый Иультин, продолжай хранить свои тайны, мы обязательно встретимся еще раз, спасибо за прекрасные дни, проведенные вместе, за артефакты, за интереснейшие прогулки

Прощаюсь с Иультином.

Прощальный взгляд на Иультин, сейчас мы поднимемся на перевал и он исчезнет из виду. Тьма, пришедшая со средиземного моря… впрочем, это из другой истории, до меня вам ее уже рассказывали.

Видавший виды, но абсолютной верный Боливар стоит под парами, готовый везти путешественников дальше.
Гарик прикрывает с тыла.

Через несколько часов экстремального вождения брутального грузовика по руслам рек, перевалам и тундровой целине  в исполнении Жули  выезжаем на берег Амгуэмы.

Жуля спешивается. Усталый Урал с облегчением выдыхает воздух из пневмосистемы. По документам, Жуля – девочка, но в душе она дикий эскимос и выросла в тундре, питаясь сырыми евражками.

Они явно понравились друг другу и не хотят расставаться.
У реки в кустах шарился довольно нагловатый и слишком любопытный мишка. Пришлось отгонять его Уралом. Не знаю, насколько у вас получится его рассмотреть на этом фото, он в самом центре. Видите ли, когда вы посреди Чукотки и вокруг на пару сотен км. людей нет, а в 10 метрах бродит трехметровый косолапый весом не в одну сотню кг., у которого вы вызываете повышенное любопытство, можете мне поверить на слово, сначала рука тянется все-таки к оружию и только потом к камере.

Мишук благоразумно предпочел уйти по своим медвежьим делам. Стрелять не пришлось. Я вообще в этом случае за то, чтобы расходиться миром. Здесь хозяин – он, а я гость. Пусть идет своей дорогой. Я не нужен ему, а он мне.

Разгружаемся и готовимся к переправе. Иультинского моста, одного из самых длинных деревянных мостов в мире, больше нет, от него остались только опоры и пара пролетов. Ехать до него нет никакого смысла, только технику насиловать, потому переправляться будем выше по течению, с расчетом чтобы свалиться на берег с той стороны там, где трасса на Иультин-Эгвекинот еще жива и где нас уже будет ждать вахтовка.

Трактор посреди тундры.
Амгуэма прекрасна и величественна в своем спокойствии. Вода кристально чиста.

Лодка готовится к переправе. Идти по воде предстоит километров 10. Уже понимаем, что Амгуэма обмелела и пару раз по порогам лодки придется потаскать, да и вообще лучше перебираться в два захода. Главное не убить винты о галечное дно. Запасные придут только в окружной центр, но они еще в пути и будут нам нужны для прохода по реке Анадырь, тем более, что мы там собрались забраться в абсолютные дебри верховий, а там этих порогов… много в общем, овердофига.

Тоже мне Титаник. Хотя, почему бы и нет? Многие из вас были на Амгуэме? А он был.
Ну тогда уж лучше так:
Амгуэма потрясает, вдохновляет, внушает и делает с вашим мозгом еще черти че, но это чувство – непередаваемо!

Черныш свою работу не забывает и обшаривает окрестности на предмет других любопытных мишуток.

Вжух! Поехали! И только чайка за кормой…

Один из переходов. Из лодки выходить вообще не хочется, но надо. Выходим, поднимаемся на невысокий берег. Вау! Нет, не так, вот так: ВААААУ! Это то, что останется со мной на всю жизнь. Эх, если бы фото могло передать хотя бы сотую часть этого рая…

Редкий кадр: бурлак на Амгуэме.

Следующая часть пути – вечерне-ночная «тапка в пол» на 160 км. до Эгвекинота. Впрочем, эмоций у всех столько, что никто вырубиться и поспать в машине не в состоянии. Я в кабине развлекаю неспешным разговором водителя Серегу, дабы его не срубило за рулем. Видно, что он устал и сам уже еле держится. А в кунге народ развлекается так, что их хохот заглушает двигатель дизельного Урала.

По пути на дороге вспугиваем пару зайцев, но сфотографировать их не успеваю, выпрыгивая практически из-под колес, они скрываются в придорожных кустах безумно пахнущего стланика.

В Эгвекинот приезжаем уже за полночь. Быть точным – среди ночи.

Посреди ночи в Эгвекиноте. А как вы хотели? Это Крайний Север, тут есть полярные ночи и полярные дни.

Все, спать. С утра будем выбираться в Анадырь, а там предстоит вторая, более длинная и сложная часть путешествия, но закаленные Иультином компаньоны уже прекрасно понимают, что справимся, весь маршрут будет пройден.

Реальные и мнимые опасности Чукотки
Ножи в тундре

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *